Мировая панорама

«Светила» Элеанор Каттон // Рецензия на художественный учебник по астрологии

Роман «Светила» написала 28-летняя новозеландская писательница Элеанор Каттон. Наиболее яркой чертой этого сложносочинённого неовикторианского романа является то, что сюжет его выстроен с помощью астрологии. В 2013 году молодая писательница получила за эту книгу Букеровскую премию, самую престижную в англоязычной литературе.

Элеанор Каттон в 2015 году

Автор — не астролог

Сразу скажем об отношении автора к небесной науке. Каттон не является астрологом. Рассказывая о «Светилах» в одном из интервью, Элеанор в ответ на вопрос о том, верит ли она в астрологию, сказала следующее:

«Мне астрология интересна как система. Я думаю, слово „верить“ тут не подходит… в том смысле, что я не верю в то, что у астрологии есть какая-то сила, независимая от той, которой мы её наделяем. Но мне очень интересно, как астрология отвечает, когда мы даём ей силу»

Тем не менее на уровне бытового общения Каттон астрологическим символизмом пользуется и весьма осмысленно:

«Я не следую астрологии, ну или не совсем следую, иногда, когда я спорю со своим бойфрендом, я могу ему сказать: „Ты говоришь как типичный Рак“. Я — Весы. Из всех знаков зодиака Весы единственные не изображаются живым символом, живым знаком, есть только весы, которые являются механизмом. Возможно, это объясняет, почему люди-Весы склонны к абстрактному мышлению»

Автор — экспериментатор

Астрология для Каттон — способ поиграть со сторителлингом, то есть со способом подать историю, закрутить сюжет. «Светила» — второй роман Каттон. В своей первой книге «Репетиция» (2008) она тоже экспериментировала с рассказыванием истории.

О «Светилах» Каттон рассказывала следующее:

«Это был вызов. В год, когда идея романа стала формироваться у меня в уме, я читала много экспериментальной художественной литературы 20 века и стала думать, почему структура и сюжет были всегда противоположными друг другу, один всегда существовал за счёт другого»

Каттон «не была уверена, что это сработает», но хотела, чтобы роман имел чёткую структуру, но при этом не крутился на пятачке, а имел разворачивающийся во времени, содержательный сюжет.

За помощью в создании структуры Каттон обратилась к астрологии. Некоторые критики этот выбор не оценили, а, например, новозеландский писатель и критик Кристиан К. Стэд, и вовсе в своей рецензии признался в том, что «астрологическую структуру он позволил себе пропустить». К концу романа (а он очень длинный — более 800 страниц), Стэд пришёл к выводу, что книга написана «блистательно» и с «огромным талантом», но изобретательная работа автора в итоге «становится утомительной», и требуемое от читателя количество времени и внимания «не дают достаточной человеческой или интеллектуальной отдачи».

Впрочем, другие критики считают, что успех романа «Светила» как раз и состоит в том, что он заставляет читателя «тщательно обдумывать, хотим ли мы эмоциональную и сердечную историю или интеллектуальную идею о романе под маской исторической фантастики. … В этом и заключается настоящий триумф замечательной книги Каттон» (цитата из обзора в газете «The Guardian»).

Обложка книги «Светила» на английском языке

Как устроена книга: астрологическая структура

В начале книги перечисляются двенадцать «звёздных» персонажей (и связанные с ними места действия), имеющих признаки двенадцати знаков зодиака. Например, третье из мест действия, соответствующее Близнецам, — издательство, которым руководит Б. Левенталь с соответствующими близнецовскими характеристиками. 12 «дом» — тюрьма, и её центральный обитатель — тюремный капеллан. И т.д.

Помимо «звёздных» перечислены семь персонажей, которые соответствуют планетам и светилам (т.е. Солнцу и Луне). Например, Дж. Шепард, возглавляющий тюрьму, обозначен в списке как «Ограничение», а значит соответствует Сатурну. Персонаж, чья смерть расследуется в книге, соответствует Земле.

Перед каждой главой напечатана астрологическая карта на ту дату, события которой описываются в главе. Если в карте, например, соединяются две планеты в каком-либо знаке, то в главе будет описано, как два соответствующих планетам персонажа встретились в соответствующем «доме».

Вот, как Каттон описывала свой роман в одном из интервью:

«У книги есть два измерения. С одной стороны, есть довольно прямолинейный детективный сюжет, что-то вроде приключенческой истории со злодеями, героями, людьми погибающими, принимающими опиум, и с иным подобным антуражем из романов 19 века. С другой стороны, это структурный эксперимент в том смысле, что каждый персонаж смоделирован по архетипу классической астрологии — 12 знаков зодиака, 7 астрологических планет, которые проходят по знакам и влияют на их характеристики. В этом движении, в хореографии — сюжет книги. Каждый персонаж следует за фактическими изменениями на небосклоне в тот период времени, когда разворачиваются события в книге. Я использовала карты звёздного неба для создания сюжета»

Таким образом сюжет романа является производной от астрологических движений планет. Это не просто «фишка», без которой можно было бы обойтись. Без этого каркаса была бы совсем другая история.

Надо признать, что по ходу чтения может возникать чувство некоторой навязчивости и искусственности в привязывании событий к движению планет. В такие минуты роман выглядит не более чем поделка, занятная, но поделка.

Но в конце романа его грандиозная структура всё-таки впечатляет. Каттон так уверенно выстроила прорву персонажей, подстроив их под движение планет, что всё и вправду выглядит так, будто это светила вели сюжет, выстраивая ситуацию на земле в лад с той, что на небе.

Звёздное небо над Новой Зеландией

Как представлена астрология в книге

«Светила» это художественный учебник по астрологии. Развёрнутые психологические портреты персонажей-планет и персонажей-знаков очень хороши и подчас очень изобретательны. Не сказать, что они списаны с астрологических учебников, но тем не менее штрихи и краски легко узнаваемы.

Небольшой пример с описанием отношений комиссионера Х. Нильссена (Весы) и аптекаря Д. Притчарда (Скорпион):

«Нильссен не разделял восторженной одержимости аптекаря сокровенными тайнами; искать правду он не стремился, в отличие от Притчарда. Тот становился сам не свой, когда заговаривал о собственных страстях: об эликсирах, которые составлял и пробовал под низким потолком своей лаборатории, о смолах и порошках, которые он покупал и продавал в непрозрачных банках. Ощущалось в нём что-то холодное и безжалостное, думал про себя Нильссен, возводя собственную неприязнь, как это часто за ним водилось, в принцип эстетического неприятия.»

В романе очень красиво выведена история «светил» — Анны и Эмери, Луны и Солнца.

Астрология в книге работает: предсказание астролога, определившее главную сюжетную линию, сбывается, а те, кто сомневаются в предсказательной силе астрологии, получают прекрасно сформулированную отповедь:

– Назовите мне победителя на скачках будущей недели, и я больше никогда не усомнюсь.

– Не могу.

Мэннеринг развел руками:

– Ну вот видите.

– Не могу, потому что вы не судьбу предсказать просите. Вы просите дать вам неопровержимые подтверждения моих способностей. Этого-то я и не могу. Я – предсказательница, а не строгий логик.

«Светила» Каттон, как и связанные с астрологией романы «Токийский зодиак» Симады и «Гай Мэннеринг» Скотта, тесно переплетены с мистикой, с потусторонним, с сокровенным. Это можно считать закономерным, поскольку астрология является оккультной наукой.

Берег Новой Зеландии

Сидерический зодиак

Стоит также отметить, что перед тем, как представить героев книги, Каттон делает в «Светилах» «Примечание для читателя», в котором сообщает, что зодиак в книге используется не тропический, а сидерический, то есть тот, который учитывает прецессию равноденствий.

Сообщает Каттон об этом с некоторым вызовом:

«Этой поправкой мы никоим образом не пытаемся умалить ценность расхожих мнений, однако отмечаем, что вышеупомянутого заблуждения [прим.: т.е. использования тропического зодиака] придерживаются вопреки такому материальному факту, как наш небесный свод XIX века; мы дерзнём предположить, что это убеждение отмечено знаком Рыб и, более того, показательно для тех, кто родился в эпоху Рыб – век зеркал, стойкости, интуиции, двойничества и сокровенных тайн. Этим знанием мы и довольствуемся. Оно ещё больше подкрепляет нашу веру в обширное и мудрое влияние беспредельных небес»

Предположим, что объяснение такому акценту на сидерическом зодиаке можно поискать в одном из эпизодов романа, в котором описывается прибытие из Великобритании в Новую Зеландию (т.е. из Северного полушария в Южное) персонажа-интеллекта-Меркурия — Уолтера Муди (Moody; в русском переводе — Мади):

«Сходя с почтово-пассажирского парохода, который доставил его из Ливерпуля в Данидин, он возвёл глаза к небу и впервые ощутил, в каких странных местах оказался. Небеса словно опрокинулись, рисунок созвездий выглядел чужим и незнакомым, Полярная звезда была где-то под ногами, канула в никуда. Поначалу он сдуру всё искал её, надеясь определить широту с помощью вытянутой руки, как проделывал когда-то мальчишкой на другой стороне Земли. Он нашёл перевернутый Орион – колчан под ним, а меч торчит от пояса вверх – и Большого Пса, он висел точно дохлая собака на крюке мясника. Что за грустное зрелище, подумал Муди. Как если бы древние узоры звёзд не имели здесь никакого смысла»

В Южном полушарии на 0° Овна тропического зодиака приходится не весеннее, а осеннее равноденствие. В Новой Зеландии не видят, что с Овном жизнь зарождается, у них времена года противоположны тем, что в Северном полушарии. Так что вполне естественным является переход на использование сидерического зодиака, не привязанного к смене времён года и дающего определённую опору в том «перевёрнутом» мире, в котором оказывается Муди-интеллект — первый персонаж, с которым знакомится читатель романа, и с которым путешествует по сюжету, стараясь не затеряться в комнате зеркал.

Заключение

«Светила» полны элегантных, изящных психологических зарисовок и мыслей. Некоторые из них хочется забрать с собой после прочтения, например, эту: «в юности меня учили, что милосердие – главная добродетель, и наиболее уместна она там, где не заслужена».

Роман иногда кажется затянутым, но в целом он довольно увлекательный. Подкупает то, насколько умел и уверен в себе рассказчик, раскрывающий историю с многочисленных сторон.

Есть определённое очарование у текста, он вызывает симпатию. Автор явно очень нежно любит свою родину — Новую Зеландию. Не только любит, но и воспевает.

«Светила» — интеллектуальное путешествие. Это умная и, пожалуй, полезная для астрологии книга. Она в некотором роде сама похожа на астрологическую карту — и книге, и карте для понимания их скрытого значения требуется толкователь: вот они звёзды, вот планеты, вот их движение, соединение, расхождение. А что это всё означает? Астролог/читатель должен определить это сам.

Источники:

Catton E. The Luminaries. A Novel. — Little, Brown and Company, 2013.

Каттон Э. Светила. — Азбука-Аттикус, 2015.

— Encore: Man Booker Prize Winner Eleanor Catton // France 24 English, 25.11.2014. URL=https://www.france24.com/en/20141125-encore-eleanor-catton-the-luminaries-youngest-winner-man-booker-prize-literature

Stead C. K. The Luminaries, by Eleanor Catton // Financial Times, 6.9.2013. URL=https://www.ft.com/content/c465775c-109e-11e3-b291-00144feabdc0

Gunn K. The Luminaries by Eleanor Catton – review // The Guardian, 11.09.2013. URL=https://www.theguardian.com/books/2013/sep/11/luminaries-eleanor-catton-review

Иллюстрации: File:Eleanor Catton 2015.JPG, обложка книги «The Luminaries», церковь и море в Новой Зеландии

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s